Кирсан Илюмжинов: «Людям, в большинстве своем интеллектуальным и творческим, пришло время объединиться»

04 августа 2020 09:29

На днях и без того переполненная сенсациями лента новостей принесла сообщение о том, что летняя Олимпиада в Токио, которая должна была стартовать 23 июля, но перенесена на следующий год из-за пандемии, может не состояться вовсе. Причина? Как заявляет глава японского оргкомитета Игр-2020 Есиро Мори, это может случиться, если за год не удастся справиться с пандемией и встанет вопрос о проведении Олимпиады с минимальным количеством зрителей, или вовсе без них.

Подоплека беспокойства главы оргкомитета до обидного банальна: деньги. По словам Есиро-сан, отсрочка уже лишила бюджет Токийской Олимпиады нескольких миллиардов долларов. Очевидно, отсутствие живых зрителей и вовсе пробьет в нем фатальную дыру. Не секрет, что основной доход организаторы Олимпийских игр получают от продажи услуг, билетов и атрибутики фанатам спорта – и одна продажа прав на телетрансляции вряд ли сможет восполнить выпадающие доходы.

Надо сказать, что я узнал об этом, все еще находясь под впечатлением великолепного празднования Международного дня шахмат в Евпатории, в котором мне повезло принять участие. Шахматная столица Крыма сумела достойно организовать праздник, подарив фейерверк положительных эмоций его участникам – от юных шахматистов до маститых гроссмейстеров.

Сопоставление двух спортивных праздников, только что прошедшего евпаторийского и поставленной под угрозу срыва токийской Олимпиады, заставило меня задуматься. Пусть у них разный масштаб, но цель-то одна: пропаганда и развитие спорта. По крайней мере, так записано в Олимпийской хартии. Как же можно жертвовать своей основной задачей из-за того, что ее выполнение не принесет организаторам ожидаемого дохода?

Думаю, извлечение прибыли вовсе не должно входить в круг интересов международных неправительственных организаций, каковыми являются и Международный олимпийский комитет, и другие международные спортивные федерации. Следовательно, снижение предполагаемых доходов от проведения соревнований, не повод вовсе от них отказываться.

Увы, это только в идеале. На практике же жизнеспособность спортивной федерации определяется ее коммерческим успехом. И кому, как не мне знать об этом: став в 1995 г. шестым президентом Международной шахматной федерации (ФИДЕ), я обнаружил, что нам не на что провести даже очередную Шахматную олимпиаду, не говоря о других соревнованиях. Аренда залов, организационные расходы, в конце концов – призовой фонд, деньги нужны всегда и на все.

В итоге администрации и руководству спортивных федераций приходится проводить больше времени в поиске спонсоров, верстке бюджетов, изобретении новых источников дохода, чем в заботах о развитии своего вида спорта. Как результат – федерации коммерциализируются, а спорт, особенно спорт высоких достижений, все больше становится уделом профессионалов. Даже если это противоречит уставам и программным документам спортивных ассоциаций.

Это не хорошо и не плохо – такова реальность, в ней вынужден жить большой спорт. К сожалению, в этой же реальности живет и  ФИДЕ. Основатели Международной шахматной федерации оставили нам девиз «Gens una sumus» – «Мы одна семья», подразумевающий, что ФИДЕ объединяет всех любителей этой игры во всем мире и защищает их интересы. Но правда заключается в том, что сегодня ФИДЕ – это, скорее, ассоциация профессионалов для профессионалов.

Да, конечно, федерация прикладывает определенные усилия для продвижения и развития шахмат, но, как ни обидно, это вторично по отношению к организации турниров, ведению рейтингов и прочей рутине, обеспечивающей достойный доход профессиональным шахматистам.

В то же время, как бы парадоксально это не звучало, никто в ФИДЕ тогда не мог сказать, сколько же людей в мире на самом деле играет в шахматы. Сегодня федерация объединяет 191 национальную организацию. А вот для того, чтобы узнать, сколько человек в мире играет в шахматы, нам пришлось заказать независимое исследование.

Согласно полученному отчету, в то время, примерно полтора десятка лет назад, во всем мире более-менее регулярно в шахматы (в том числе и с использованием компьютерных симуляторов и карманных гаджетов) играло около шестисот миллионов человек. В ответ я поставил перед ФИДЕ амбициозную задачу: «Один миллиард шахматистов – 1 миллиард умных людей». Достижение этой цели должно было не просто пополнить ряды приверженцев нашей федерации.

Если помните, в те годы была популярна концепция «золотого миллиарда», этакого глобального рая на земле, жители которого могут не отказывать себе ни в чем, и люди во многих странах мечтали оказаться в числе этих счастливчиков. Даже в России упорно продвигалась идея массового воспитания «квалифицированного потребителя».

Но насколько полезен человечеству будет миллиард землян, способный утонченно пить дорогое шампанское и изысканно носить модные тряпки? Миру куда полезнее миллиард умных людей, создающих ту критическую массу, которая будет влиять на политиков, чиновников и «капитанов экономики», заставляя их принимать умные и ответственные решения, как гравитация маленькой Луны влияет на процессы, происходящие на Земле.

Конечно, цифра «миллиард» тут вполне условна: чем больше, тем лучше. Намного важнее вопрос – а откуда этих умных людей взять, при нынешнем-то состоянии образования? Ответ один – максимально развивать шахматы, которые Эйнштейн, шутя, называл «единственным известным способом тренировки головной мышцы».

Так вот: несмотря на то, что мы в ФИДЕ прилагали немало усилий для достижения поставленной цели, я до сих пор не уверен, что было сделано все возможное. И причина здесь все та же: на первом месте забота о тех, кто уже занимается шахматами профессионально.

Пытаясь заинтересовать шахматами как можно больше людей, мы с единомышленниками запустили несколько специальных программ: для школьников и фермеров, как игру для семейного досуга и т.д. Более того, я даже серьезно подумывал о создании Шахматной партии, где любая пешка всегда имеет шанс стать ферзем.

Я, безусловно, понимаю, почему задача добиться, чтобы в шахматы играл один миллиард людей на планете, решается так непросто: в профессиональном объединении шахматистов, каким является ФИДЕ, всегда находятся более важные, более срочные дела – как правило, связанные с организацией соревнований для тех, кто занимается шахматами профессионально.

Поэтому в последнее время я все больше утверждаюсь во мнении, что непрофессиональным шахматистам, любителям шахмат – нужна собственная международная организация, ориентированная именно на распространение шахмат и защиту интересов любителей. Своеобразный союз любителей шахмат.

Конечно, речь не идет о создании организации, альтернативной ФИДЕ. Напомню, в конце прошлого века уже были предприняты две попытки раскола ФИДЕ, и оба раза организаторы альтернативных ассоциаций пытались переманить к себе именно профессионалов, уже достигших высоких результатов и доказавших свой талант. Успеха они не добились, но и федерации на пользу это не пошло.

И неудивительно. По-человечески, вероятно, можно понять стремление некоторых мастеров, недовольных ФИДЕ, создать собственную профессиональную организацию. Но это попытка выкроить семь шапок из одной овцы. Профессионалов не так много и, нравится это кому-то, или нет, у них уже есть мощная и авторитетная организация, защищающая их интересы.

А вот у простых любителей такой организации нет. Предполагается, что и они находятся в рамках Международной шахматной федерации – но это только формальность. Повторюсь – так и должно быть. Федерация сделала и продолжает делать очень много для развития профессиональных шахмат. Но, чтобы стоять твердо, нужны минимум две опоры. Оттого-то и нужен союз, объединяющий шахматистов-любителей.

Я уверен, что эту идею поддержат все, кто заинтересован в интеллектуальном развитии человечества: нобелевские лауреаты и лидеры научных коллабораций. Убежден, руководители многих государств тоже заинтересованы в том, чтобы жители их стран вели себя более разумно и ответственно. А этому как раз и учат шахматы: сначала подумай, потом сделай ход. Считаю, что только шахматы могут противостоять  тому негативу, который сейчас происходит в мире.

Такой союз, напрямую объединяющий миллионы, а может быть, и сотни миллионов думающих людей всего мира, стал бы мощной силой, с которой трудно не считаться.

Например, я давно мечтаю о проведении шахматного матча мира и понимания на границе между Северной и Южной Кореями. Представляете – по тысяче игроков с той и другой стороны! Но МИДам двух не самых дружелюбных друг к другу стран договориться сложно. А вот неправительственной международной ассоциации организовать такой турнир гораздо проще.

Или, например, встреча президентов разных стран на переговорах по разоружению. Какое влияние на итоги переговоров окажет проходящий в том же городе и в то же время народный шахматный фестиваль, на котором десять тысяч шахматистов всех возрастов из разных стран наглядно демонстрируют: чтобы договориться, держать за спиной дубину совсем необязательно?

«Всему свое время», – заповедали нам древние. И я полагаю, что любителям шахмат, людям, в большинстве своем интеллектуальным и творческим, пришло время объединиться. Не только ради любимой игры, но и на благо всего человечества.

Кирсан Илюмжинов